— Вы будете принимать участие в Кубке Кремля. Что лично для вас значит этот турнир и возможность выступить на нем в статусе легенды?

— Начну с того, что для каждого российского теннисиста Кубок Кремля был такой точкой на карте — обязательно надо было играть, никто не хотел пропускать. Приходили все знакомые, близкие, родственники. Было очень приятно после длинного сезона поиграть на домашнем корте, при своих болельщиках. Россияне всегда любили выступать на этом турнире. Прошло уже столько лет с тех пор, как я сама играла на Кубке Кремля, у меня были хорошие результаты: в одиночном разряде дошла до финала, было несколько полуфиналов, в паре вообще три раза побеждала с разными партнерами. А теперь у организаторов появилась идея собрать игроков моего поколения, мужчин и женщин, и сделать Турнир легенд, проходящий параллельно с основными соревнованиями.

Сейчас это будет называться Фестиваль тенниса. Из-за ситуации в мире, к сожалению, многие иностранные игроки не приедут, но будет много профессионалов из ближайшего зарубежья.

Кубок Кремля планируется максимально насыщенным, и, думаю, это замечательно — напитаться спортом, энергией и позитивом.

— Хоть российские теннисисты и могут выступать на практически всех крупнейших турнирах, они все же вынуждены это делать в нейтральном статусе. В контексте масштабной изоляции российского спорта на международном уровне как вы оцениваете значимость Кубка Кремля?

— Я думаю, что россияне давно полюбили Кубок Кремля. Многие ради него приезжали в страну, потому что зачастую это единственная возможность увидеть спортсменов вживую и соприкоснуться с такими игроками. Это нужно и самим теннисистам, чтобы продолжать держать себя в тонусе, — хорошая игровая практика.

— Тем не менее, российские теннисисты на международных соревнованиях показывают себя хорошо, Даниил Медведев до недавнего времени удерживал первую строчку рейтинга АТР. Как скоро, по-вашему, он сможет на нее вернуться?

— Наверное, все зависит от следующего сезона. В этом сезоне у него еще и травма была, он не играл в каких-то турнирах. Надеюсь, что Даня сможет вернуться в такую же пиковую форму в новом сезоне. Сейчас идет небольшая смена поколений в мужском теннисе, мы это видели на US Open: появились молодые игроки, заряженные на результат, голодные до побед. Нужно будет держать себя в тонусе. С другой стороны, и некоторые звезды уходят. Закончил карьеру Роджер Федерер, неизвестно, какие планы у Рафаэля Надаля, австриец Доминик Тим после травм тоже не может себя найти.

В принципе, если Даня хорошо подготовится и пройдет сезон без травм, то у него есть шанс вернуться на первую строку.

— А повлияла ли смена поколений на положение россиянок в женском теннисе? Сейчас лучшая представительница России Дарья Касаткина занимает 11-е место в рейтинге WTA, хотя еще несколько лет назад российские теннисистки были в числе лидеров, а у мужчин, напротив, было все не так удачно.

— Безусловно, смена поколений влияет. В том поколении, к которому я относилась, уже с юных лет была серьезная конкуренция, потом это перенеслось в юниорский теннис, в профессиональный. Может быть, мы были одной из таких первых групп, и, возможно, это нас вдвойне подстегивало и стимулировало.

Появлялись очень хорошие спортсменки, но, к сожалению, нет той тройки-четверки-пятерки, которая могла бы занять места в топ-10.

— Как сейчас у мужчин Медведев, Андрей Рублев и Карен Хачанов?

— Да, точно, как у мужчин. Но все впереди. Надо активно заниматься развитием детского теннисного спорта в нашей стране, воспитывать будущих чемпионов. Я приняла для себя решение, что это будет в том числе и моей задачей — передать опыт будущим поколениям.

— Вы упомянули юниоров. Я понимаю, что сложно давать оценки, но можете ли вы выделить кого-то из молодого поколения, кто мог бы бороться за высшие позиции?

— По именам затрудняюсь сказать. Но отмечу, что сейчас проблема для юных теннисистов — передвижение. Потому что в их возрасте и с их возможностями им надо играть на множестве международных соревнований и бороться с соперниками международного класса. Но, думаю, это временно и все придет в баланс.

— Раз мы затронули проблемы, не могу не упомянуть еще одну, касающуюся женского тенниса в целом — ее недавно обозначила Мария Шарапова, впервые за долгое время появившись в публичном пространстве. Она выразила солидарность с Винус Уильямс, которая много лет боролась за равные призовые в мужском и женском теннисе. Считаете ли вы это проблемой, действительно достойной внимания и решения? Может ли она как-то тормозить развитие женского тенниса?

— Не думаю, потому что этот вид спорта популярен во всем мире. Я бы не делала из этого глобальной проблемы. Кроме того, если посмотреть женские и мужские календари по турнирам, у женщин сетка совсем по-другому разбита. У мужчин на всех турнирах призовой фонд выше, чем у женщин. Они равные только на турнирах Большого шлема. Я не вижу в этом никакой проблемы.

— После поражения на US Open объявила о завершении карьеры Серена Уильямс, с которой вы неоднократно встречались на кортах, трижды ее обыгрывали. Какой вы ее запомнили?

«В «Спартаке» Карпину не хватало знаний, но сейчас он сильный тренер» Главный тренер медийного футбольного клуба «Эгриси», принадлежащего Василию Уткину, Антон Попов… 30 сентября 12:21

— Вся моя карьера проходила параллельно с Сереной. Конечно, ей было очень сложно противостоять, но она, несмотря на свою мощь, целеустремленность, злость на корте, на самом деле, очень хороший, добрый и приветливый человек. И она, безусловно, немного поменяла ход истории: добилась колоссального количества побед — и олимпийские медали, и Большие шлемы, единственная как среди мужчин, так и среди женщин обладательница карьерного «Золотого шлема».

Но, помимо этих заслуг, она всегда вела много благотворительной работы, нашла себя вне тенниса, открыв линию одежды, украшений. Так что, можно сказать, что она в своем роде антрепренер. Никогда не стояла на месте, помимо тенниса, получила еще два образования.

— У вас была богатая и насыщенная карьера. Можете ли вы выделить самые яркие моменты? Или, напротив, самые тяжелые?

Наверное, самое тяжелое заключалось в том, что на протяжении всей карьеры у меня было много травм, которые сдерживали полное раскрытие моего потенциала. Но несмотря на это, мне удалось поиграть с несколькими поколениями, я играла с Моникой Селеш, Штеффи Графф, Арантой Санчес. Потом появились сестры Уильямс, я была свидетельницей противостояния бельгиек Ким Клейстерс и Жюстин Энен, соперничества Дженнифер Каприати и Линдсей Дэвенпорт. У меня, конечно, достаточно красочная карьера, в паре с Марией Кириленко я на травяных кортах Уимблдона завоевала бронзовую олимпийскую медаль. Были и очень обидные поражения, неожиданные неудачи. Но я благодарна теннису, в том числе за то, что смогла посмотреть мир — это очень интересно.

— Слышу в вашем голосе досаду — остался осадок, что не выиграли Большой шлем, не завоевали все, что могли бы?

— Конечно!

Я была в отличной форме, являлась третьей ракеткой мира, обо мне стали говорить как о потенциальной победительнице «Ролан Гаррос». И за несколько дней до турнира на тренировке я получила серьезную травму.

Сняться с турнира не могла, попробовала выйти в первом круге, но поняла, что без шансов. И в паре несколько раз была возможность выиграть Большой шлем, но буквально «с ракетки» эта возможность слетала. Были обидные поражения в финалах.

— У вас своя теннисная школа для детей — в какой момент вы поняли, что готовы передавать свой опыт молодым спортсменам? И подстегивала ли вас амбициозная задача, чтобы ваши воспитанники добились того, чего не смогли добиться вы?

— Да, вы верно подметили: конечно, это важный момент, и он оставляет меня в спорте. Я родилась в семье спортсменов, всегда была в спорте, и родители были для меня примером. Я постоянно находилась на сборах и соревнованиях, и тренировочный процесс был для меня естественной средой.

После завершения карьеры я приняла решение открыть свою школу для детей — вырастить чемпионов, добиться высоких результатов и прожить вместе с ними все моменты победы и радости.

— У вас растет дочка — идет по вашим стопам?

— Пока еще нет, хотя дед ее уже научил держать ракетку и бить по мячу. Но пока у нее совсем другие интересы. Все-таки в четыре годика рано заниматься теннисом. Я бы ее развивала в какой-то другой спортивной сфере.

— А если случится так, что ребенок не захочет себя реализовать в спортивной сфере?

— Если честно, хотелось бы, чтобы она неплохо играла в теннис. Но чтобы профессионально? Это уже ее выбор. Она достаточно активная, поэтому я ее не вижу без спорта. И у нас спортивная династия, по женской линии — олимпийские призеры (мама Надежды Петровой Надежда Ильина выиграла бронзу Монреаля — 1976 в беговой эстафете 4х400 м — «Газета.Ru»). Было бы, конечно, замечательно, если бы она продлила эту династию, перехватила бы эстафетную палочку.

— Как родители тренировали вас и многое ли из полученного от них вы сейчас используете в тренерской работе?

— От родителей я переняла, пожалуй, подход — они всегда находили общий язык, знали, как заинтересовать, замотивировать ребенка. Я также тренировалась со многими теннисными специалистами из разных стран, от каждого что-то особенное получала. К чему-то пришла сама. Весь полученный опыт я вкладываю в тренировочный процесс, чтобы занятия детям нравились, были разные, насыщенные, мотивировали добиваться результатов. Развивали дисциплину, трудолюбие, лидерские качества. В моей школе в клубе «Премьер спорт» семейная приятная атмосфера, помимо спортивных навыков дети общаются, делятся эмоциями и впечатлениями.

Важно, чтобы детям нравилось заниматься спортом, был интерес. Между учеником и тренером, в первую очередь, должна быть дружба, поэтому к каждому ребенку у меня индивидуальный подход.

— Много ли сейчас воспитанников в вашей школе?

— Сейчас — около 40 человек. У нас есть хорошие специалисты, мы заряжены на успех. С каждой группой занимаюсь я и тренера, все проходит под моим контролем. В этом сезоне добавились ребята, которые участвуют в разных турнирах по России. На их уровне — очень интересная работа, двое моих воспитанников 10 и 12 лет, уже вошли в топ-50 по России в своей возрастной категории. Но также доставляет удовольствие смотреть, как маленькие дети получают первые навыки, как они радуются, когда у них что-то получается.

— Большой разброс по возрасту среди детей?

— Сейчас от 6 до 12 лет. Изначально мы взяли совсем маленьких, потому что хотели дать первые навыки, фундамент детишкам, которые никогда не держали ракетки в руках. Наверное, шесть лет — лучший возраст для того, чтобы начинать заниматься теннисом. Это предшкольный период, они к этому уже осознанно подходят, понимают, что от них требуется, у них понимание и концентрация выше.

А те, кто уже пошли в первый класс, привыкли и к дисциплине, и к выполнению заданий, поэтому с ними тоже достаточно просто работать. В целом, теннис делает ребенка крепче, умнее, формирует волю к победе, тренирует дух и дисциплину.

— Много ли специалистов работает вместе с вами?

— Конечно, у нас есть тренеры по теннису, психологи, ОФП преподает мой папа, заслуженный тренер СССР. Говоря о специалистах, отдельно хочу сказать, что сейчас мы активно прорабатываем запуск международного лектория с известными спортсменами, которые смогут выступить наставниками для детей и поделиться своим опытом. Но об этом расскажу чуть позже. Все новости школы пока можно посмотреть в соцсетях.

— В начале нашей беседы вы упоминали о затратах — многие родители боятся отдавать детей в спорт, потому что это подразумевает расходы на экипировку, разъезды. Насколько теннис в этом плане «дорогой»?

— Теннис — индивидуальный вид спорта. Изначально обучение ребенка происходит за счет семейного бюджета. И это существенный вопрос для родителей. Но теннис, как и гольф, всегда был престижным видом спорта, для людей, у которых есть финансовые возможности. Потом теннис переходит в спортивную привычку, семьи постоянно играют, за какие-то клубы — в частности, в Европе есть закрытые клубы, с членскими картами. Но если выводить ребенка на профессиональный уровень, родителям нужно заранее подумать, потянут они это или нет.

Большая карьера? Надо подходить поэтапно. Можно начать играть для себя, и если тренеры скажут, что есть талант и потенциал, то стараться играть внутренние турниры, попасть в сборную.

А вот когда начнутся международные выезды, будет больше затрат — билеты, отели, площадки, тренера надо везти. Но не всем детям нужно играть в теннис только для того, чтобы стать чемпионами, это в принципе хороший вид спорта для ребенка, он развивает концентрацию, динамику, силу, ловкость, формирует в ребенке уверенность.

— Какой вы видите основную задачу для своей школы и для себя лично как для руководителя и тренера?

— Моя цель в том, чтобы вывести теннисистов на международный уровень, чтобы к нам в школу приезжали учиться ребята из разных регионов нашей страны для получения профессиональной подготовки, а наши ученики были лучшими не только в нашей стране, но и показывали очень хорошие результаты на мировом уровне. Мы развиваемся и открыты к диалогу с инвесторами, партнерами и единомышленниками. Но и отдельно еще раз отмечу, что также важно развивать детский теннисный спорт в России и прививать детям спортивные привычки.

Adblock test (Why?)